Новости>ИГСУ комментирует СМИ>Высшая школа начальства

СМИ информируют - ИГСУ комментирует

Высшая школа начальства

1 июня 2015

Центр политического анализа ИТАР-ТАСС начал серию интервью с менеджерами образования, отвечающими за профессиональную подготовку российских чиновников, с беседы с деканом МИГСУ РАНХиГС Игорем Барцицем.

Видите ли вы изменения в качестве абитуриентов за последние 10лет? Меняется ли возрастной и половой состав, ожидания от учебы? Поменялись ли мотивы у поступающих за 10 лет?

И.Барциц: Программы подготовки кадров для системы государственного и муниципального управления ориентированы на различные категории абитуриентов: от программ бакалавриата, предназначенных для вчерашних выпускников средней школы, через программы магистратуры, на которые студент приходит как после бакалавриата, так и уже с опытом практической работы, к программам дополнительного профессионального образования, высшей ступенью которых сегодня является программа «Master of Public Administration».

У каждого из обозначенного уровня программ свой абитуриент. Он отличается и возрастом, и уровнем практического опыта, и социальным статусом. Поэтому при анализе изменений надлежит рассматривать абитуриентов различных программ. Надлежит учитывать, что существенным преобразованиям подверглись и сами образовательные программы, ориентированные на подготовку кадров для системы государственного управления.

Говорить о кардинальных изменениях среди абитуриентов программ бакалавриата особо не приходится.

И.Барциц: Среднестатистические семнадцатилетние парень или девушка образца 2013 не сильно отличаются от своих ровесников начала нулевых годов ни по уровню знаний, ни по эрудиции, ни по мотивации, разве что они более свободны в обращении с информационными технологиями и быстрее отправляют смс-сообщения на своих разнообразных гаджетах. Однако с упразднением самого института второго высшего образования, с разработкой и запуском системы магистерской подготовки по программам ГМУ этот уровень подготовки кадров претерпел существенные изменения. Абитуриент программ магистратуры по ГМУ намного более ориентирован на получение образования, улучшение своего понимания управленческих механизмов, нежели на сам факт пополнения коллекции дипломов. Этот факт поставил ряд серьезных вызовов перед системой образования и подготовки кадров для системы государственного управления.

Магистрант программ ГМУ рассчитывает на качественное практикоориентированное образование, неотъемлемой частью которого являются стажировки и практики в органах государственной власти, изучение новых информационных технологий. Такие статистические критерии, как возраст, пол, средний рост или вес, никогда не были существенными для получения образования. Другой вопрос, что год от года все большее понимание находит концепция получения образования на протяжении всей жизни вне зависимости от высоты достигнутого карьерного положения. Изменяющаяся управленческая среда, информационные технологии, постоянные изменения в правовом регулировании предопределяют потребность постоянного образования, что откладывает отпечаток на портрет современного студента.

И каков социальный портрет учащегося?

И.Барциц: На программах магистратуры и программах МРА можно встретить и умудренных практическим опытом управленцев, и парламентариев (так в 2012 году на программы магистратуры МИГСУ РАНХиГС поступили шесь действующих депутатов Государственной Думы России) и тех, кто только начинает свой путь по карьерной лестнице государственного служащего.

Менялись ли и как рабочие программы, по которым осуществляется обучение студентов – будущих государственных и муниципальных служащих за последние 10 лет?

И.Барциц: Лишь в последние десять-пятнадцать лет в современной России утверждается представление о государственном управлении как о профессиональной деятельности, которая требует не только общей и специальной эрудиции, чиновной лояльности и социалистического (капиталистического) мировоззрения, жизненного опыта и личного обаяния, но и профессиональных знаний. С приходом этого понимания существенным образом меняется система образовательных программ, их содержание. Эти изменения присутствуют на всех образовательных уровнях.

Базовые программы бакалавриата ГМУ совершенствуются по пути вычленения профилей, так в Академии при Президенте России наибольшей востребованностью характеризуются профили: «эффективное государственное управление», «правовое обеспечение ГМУ», «государственное регулирование экономики», «взаимодействие с международными организациями». Перечень программ подготовки кадров для системы государственной власти ежегодно дополняется и новыми интересными программами. Так в 2012 году в РАНХиГС была открыта специальная программа бакалавриата «Зарубежное регионоведение», которая призвана готовить кадры для взаимодействия с органами власти зарубежных стран и их регионов, международными организациями. В 2013 году вниманию абитуриентов была предложена новая программа экономической подготовки по профилю «Финансовый контроль и государственный аудит». Она разработана совместно со Счетной Палатой Российской Федерации с учетом интересов и потребностей системы государственного финансового контроля.

На фундаменте бакалавриата выстраивается магистратура, причем наряду с собственно программами магистратуры по ГМУ (такими, как «Система ГМУ», «Безопасность госуправления и противодействие коррупции», «Управление в сфере образования, науки и культуры» и ряда других) управленцев готовят программы по юриспруденции («Правовое обеспечение ГМУ»), экономике, финансам, психологии управления, политологии. То есть, сформирована целая линейка программ, позволяющая подготовить профессиональных управленцев.

Особо значимым элементом утверждения профессионального подхода к подготовке управленцев стало введение в России программ Master of Public Administration (MPА).

И.Барциц:  Если программы MBA – Master of Business Administration - давно стали привычными в России, то к разработке аналогичных программ для управленцев – MPA - в России приступили лишь в 2008 году в Академии при Президенте России в Международном институте государственной службы и управления (МИГСУ). Так как до сих пор не удалось преодолеть трудности перевода и найти в великом и могучем русском языке достойный аналог английской аббревиатуры, программа МРА получила статус программы дополнительного профессионального образования «Специалист по государственному и муниципальному управлению». Но суть проблемы не в трудностях перевода и не в благозвучии, а в утверждении подхода: эффективное государственное управление возможно лишь при становлении высокопрофессионального образованного политического класса, способного к объективному анализу современных проблем, понимающего свою ответственность за принимаемые решения перед обществом, подпитываемого новыми идеями и силами.

К сожалению, МИГСУ РАНХиГС при Президенте РФ и сегодня остается единственным образовательным центром в России, реализующим данную программу. Управленческая среда должна быть заинтересована во внедрении новых методов и способов в своей деятельности. Система подготовки управленческих кадров MPA как раз и направлена на развитие нестандартных, творческих подходов в каждодневной работе. Программы МРА насыщены актуальными для современных управленцев дисциплинами с эффективной подачей учебно-информационного материала, при этом требования к зачетам, экзаменам по каждому курсу, к публичной защите дипломных проектов весьма высоки. Тем не менее, несмотря на сложности совмещения работы и обучения в таком режиме, направление чиновников на МРА в странах Западной Европы является эффективным мотивационным фактором, а желающих учиться оказывается значительно больше, чем предоставлено квот. Внедряемая в России совместно с зарубежными партнерами учебная платформа позволяет объективно оценить управленческий потенциал слушателя, гибко насытить программу темами эффективной работы управленца, конфликтологии, вопросами мотивации и т.д., предоставить возможность краткосрочных стажировок и проведения семинаров по темам теории и практики государственного и муниципального управления за рубежом.

Что вы лично изменили бы в плане обучения будущих и действующих чиновников? На чем стоит сделать упор, а от чего отказаться?

И.Барциц: Образно выражаясь, если вузовская (университетская) система подготовки кадров воспитывает футболиста, то система подготовки управленцев воспитывает судью на поле, который должен обеспечить соблюдение правил игры и аргументировано использовать применение «красной карточки» при нарушении правил. Правила игры должны знать и игроки, и судьи, но использовать эти знания они должны по-разному. И этому надо учить. Причем учить специально и адресно.

Нынешняя система образования – наследие индустриального века, когда нужно было штамповать квалифицированных рабочих и служащих, способных выполнять стандартные повторяющиеся задачи. Еще 50 лет назад такой подход был актуальным. Сейчас, по мере развития технологий, такая работа требует все меньше рук и голов. В ходу даже специальный термин - «новая занятость», предполагающий кардинальный пересмотр наших взглядов на труд и его формы.

Содержание образования со времен первых университетов заключалось в передаче как можно большего объема информации (измеряемой в страницах, цифрах, мегапикселях) от преподавателя ученику, а обучение профессиональному мастерству заключалось в передаче навыков, запоминании и повторении определенных операций и действий. Современная жизнь и ее требования перечеркнули эту модель, сделали почти бессмысленной и практически бесполезной.

Но существующая система образования в стране эту модель еще не преодолела. Эта система не успевает обрабатывать новые знания и передавать их новым поколениям. При этом на ее восприятие уходит почти 20 лет жизни (11 лет в школе, плюс 4 года бакалавриата, плюс 2 года в магистратуре). Но и после проведенных в системе образования лет человек зачастую выходит из нее отягощенный совсем не тем багажом, который необходим в реальной жизни. Уверен, что в школах и университетах люди должны получать не только и не столько знания, сколько  образовательные ориентиры и, что не менее важно, ориентиры нравственные. А знания, умения и навыки должны приобретаться непрерывно в течение всей жизни.

Современные мастерство и профессионализм предполагают, что мастер и профессионал могут что-то сделать не просто также или лучше, чем другие, а сделать совершенно иначе, сделать шаг вперед, изменить свою жизнь и жизнь окружающих, хоть немного, но к лучшему. Именно такие знания и такие профессионалы будут востребованы.

Поэтому в современном мире современный университет не учит управлению, психологии, праву или экономике. Задайтесь вопросом: что значит научить праву? Оно меняется каждый день, наполняется новыми статьями и прецедентами. Что значит научить экономике? Эта загадочная субстанция никогда не следует за прогнозами экономистов и при этом каждый день задает им новые загадки. Тем более, что значит научить управлению? Ведь управлять - значит, думать, размышлять, анализировать, принимать решения, найти самый эффективный способ их реализации, используя все доступные (легальные, моральные, профессиональные) средства, понимая меру своей профессиональной и человеческой ответственности за эти решения. Именно на формирование подобных качеств и должна быть направлена современная система образования.

Как вы оцениваете перспективы на рынке труда учащихся по программам госслужбы? Есть ли у вас ощущение востребованности лучших выпускников именно на госслужбе?

И.Барциц:  «Все государственные должности настолько просты, что любой человек может с ними справиться». Вряд ли именно благодаря этому популистскому заявлению седьмого президента США Эндрю Джексона его портрет сегодня украшает двадцатидолларовую банкноту. В современной системе управления просто невыгодно принимать на работу чиновника, не имеющего основательного специального образования, не прошедшего обучения по магистерским программам или программам дополнительного образования уровня MPA. Новая управленческая среда повысит интерес молодого поколения к административной работе, привлечет квалифицированных специалистов, в том числе перспективных и активных молодых выпускников. Баланс интересов руководителей и исполнителей в управленческой цепочке, отсутствие излишнего контроля, создание условий для развития и самореализации чиновника повысят производительность и результативность чиновничьей деятельности. Не секрет, что современные чиновники проявляют лишь часть своих способностей, не все готовы уделять время не то что внедрению инновационных элементов управления, а хотя бы элементарному самообразованию. Тем не менее, побуждение к инициативности и творчеству в управлении возможно и необходимо. А подобные качества в большей степени присущи именно новому поколению управленцев.

На ваш взгляд, правда ли, что за последние несколько лет появилось новое поколение государственных менеджеров – носителей европейской этики госслужбы? Чем молодые чиновники отличаются от чиновников старых поколений?

И.Барциц: Кадровый корпус сегодняшнего управленческого класса в преобладающей степени сформировался уже в новой России в условиях рыночных преобразований, в те 20 лет, которые прошли после разрушения Союза ССР и краха советской управленческой модели. Но адекватные новым реалиям подходы к подготовке управленческих кадров не могли утвердиться столь же стремительно. Советская система подготовки партноменклатуры устарела еще при своей жизни, а надежды начала 1990-х, что управленцев можно готовить в рамках системы высших учебных заведений, были наивными изначально. И дело не в том, что трудно из преподавателя научного коммунизма и истории КПСС в одночасье получить профессора-специалиста в области государственного и муниципального управления. Сложность в изменении самих принципов функционирования государственного аппарата, в необходимости подготовки кадров, способных решать управленческие задачи в соответствии с требованиями «эффективного менеджмента».

При этом речь не только об уровне подготовки и образования кандидата на должность, но и его личностных черт, особенностей характера. Конечно, можно возразить, что коллективы управленцев не готовят к долговременным космическим полетам и психологическая совместимость, мол, не главное в работе бюрократа. Однако известный английский философ и математик, лауреат Нобелевской премии Бертран Рассел считал, что «энергия, которую люди расточают на мелочные распри, примененная по-другому, была бы достаточна, чтобы создать или разрушить богатство целого мира». Сформировать и сохранить положительный управленческий климат, привлекающий самых способных к достижению цели, - одна из задач современного государства, ориентированного на экономику завтрашнего дня, которая получила определение «экономики, основанной на знаниях».

Речь идет об изменении сложившейся в стране управленческой культуры. Система государственного управления любой страны является неотъемлемым элементом политической и административной культуры, она детерминирована историческими и географическими факторами. Отсюда и проистекают ее специфические черты. Эта управленческая культура столь же стабильна, как и гены. Поэтому эту управленческую культуры куда труднее изменить, нежели по-новому пересчитать количество министерств и ведомств, перераспределить между ними тот или иной набор функций.

В этом главная проблема. Можно в исторически короткое время изменить структуру государственной власти и систему государственного управления. Значительно труднее изменить управленческую ментальность, утвердить в сознании государственного служащего восприятие обратившегося к нему гражданина не как докучающей обузы (это в лучшем случае, в худшем – как дополнительного источника денежного довольствия), а как потребителя публичных услуг, которые он обязан предоставить данному гражданину. Это понимание предопределило приоритетное отношение к формированию новой генерации государственных служащих, их обучению новым управленческим технологиям.

Поэтому первым и главным отличием нового поколения управленцев считаю нацеленность на достижение поставленных целей на своем рабочем месте. Эта нацеленность приводит к большей любознательности. И, возможно необоснованно, но я полагаю, что из отечественных ВУЗов, как правило, выходят неплохо подготовленные молодые люди, большинство из которых настроены работать честно. Очень важная составляющая их вхождения в профессиональную жизнь – состояние среды, в которую они попадают. Могут ли они сохранить те взгляды и ценности, с которыми покидают университеты, или, напротив, быстро осознают, что без приспособления к тем требованиям «реальной» жизни им не сделать карьеры, не реализоваться как профессионалам. И здесь на первую роль выходят вопросы, какие это требования и какие это условия. Иными словами, не попадет ли начинающей управленец в своеобразную «ловушку», когда для достижения успеха необходимо действовать по уже сложившимся правилам, а не противодействовать им. А эти правила далеко не всегда предполагают честную работу, следование правовым требованиям и управленческой этики.

В системе государственного управления востребованы разные профессионалы: это должны быть и люди пассионарного склада, способные сформировать команду, поставить цели, принимать решения, брать на себя ответственность за их реализацию. Но также все более и более становится востребованным типаж эксперта-аналитика, способного оценить последствия принимаемых решений, их взаимосвязь с другими процессами в государстве и обществе. Все более возрастают и требования к профессиональной состоятельности.

Несостоятельным оказался подход к управленцу как универсальному менеджеру, способному сегодня вытянуть из черной дыры пекарню, а завтра проделать то же самое с образованием или металлургией.

И.Барциц: Но все же общее требование для государственного служащего есть - это понимание целей страны, ее системы государственного управления и своего места в ней. Понимание того, что находишься на службе у государства для выполнения тех задач, которые тебе поставило общество, а не для того, чтобы осваивать  бюджеты или вершить судьбы.

Есть ли у них стремление служить Отечеству? Уместно ли говорить в данном случае о патриотизме или же они просто хотят сделать карьеру?

И.Барциц: Вопрос предполагает дизъюнкцию в лучшем случае, а то и прямое противопоставление «карьеризма» и «патриотизма». Лично я не вижу здесь  противопоставления: карьера или служение обществу. Вольно перефразировав «солнце русской поэзии», можно утверждать: «Быть можно дельным человеком» и при этом служить Отечеству.

«В нашей жизни не столько важно положение, в котором мы находимся, сколько направление, в котором мы движемся» - этот популярный ныне слоган Оливии Холмз сменил в понимании карьеры тезис о перспективе солдата стать генералом. Ведь смысл карьеры не в том, чтобы каждый учитель стал директором школы. Карьера учителя в том, чтобы стать лучшим учителем, профессиональным учителем, любимым учителем. Карьера художника не в том, чтобы организовать  галерею как можно ближе к Кремлю или на как можно дорогой улице, будь то Знаменка или Большая Грузинская, а в том, чтобы его картины выставлялись в лучших музеях и галереях. Карьера юриста не столько в том, чтобы стать генеральным прокурором, сколько в том, чтобы утверждать принципы права в обществе.

Карьера - не столько движение вверх, сколько движение в центр, вглубь.

И.Барциц: В теории управления различают вертикальную карьеру - должностной рост; горизонтальную карьеру - продвижение внутри организации, например, работу в разных подразделениях одного уровня иерархии; и самый важный элемент - центростремительную карьеру - продвижение к ядру организации, центру управления, всё более глубокое включение в процессы принятия решений.

Построение карьеры исходит из понимания, что достижение поставленных перед профессионалом целей предполагает терпимость к подчиненным и начальству, умение выстраивать отношения, способность расставить приоритеты. Профессионализм предполагает и известную жесткость в отстаивании своих целей. Ведь по мере карьерного роста расширяется сфера ответственности человека и количество людей, в той или иной мере зависящих от принимаемых им решений. Возрастающий груз ответственности – самое сложное в карьере. А что касается патриотизма, то меня волнует не рост карьерных амбиций современной молодежи, а усиливающиеся миграционные настроения.

«Пора валить?» - «сообщество для тех, кто собирается свалить из России или сомневается, стоит ли это делать» - такое название и такую аннотацию получил достаточно посещаемый интернет-сайт. Рост иммиграционных настроений среди молодежи - серьезный и настораживающий вызов нашей стране. Если в начале 1990-х из страны уезжали от безысходности - волна эмиграции в эти годы получила уничижительное определение «колбасная», - то  сегодня собирают любимые книжки (а вернее, любимые диски и важные «флэшки») дети из состоявшихся и состоятельных семей – семей, решивших проблему первоначального накопления капитала, вышедших по уровню потребления на европейский уровень, а зачастую и серьезно его превысившие.

Ректору Академии при Президенте РФ В.А. Мау принадлежит констатация: «Изменить стране стало проще, чем изменить страну».

И.Барциц: Чтобы противостоять данной тенденции нужно сформировать привлекательный образ жизни для молодежи, обеспечить возможность социальных лифтов, в том числе и показать перспективы карьерного и профессионального роста.